Сегодня мы поговорим о психосоматике, то есть о телесных недугах, вызываемых  психологическими причинами. Такие заболевания трудно или совсем не лечатся  обычным, медикаментозным путем. Лекарства лишь снимают остроту симптомов, проявлений болезни. Источник  же заболевания  — психологические конфликты, часто скрытые от человека — остается с ним, и болезнь возвращается.

Телесные симптомы «сообщают» человеку о каких-то его неразрешенных конфликтах, отношениях, невыраженных чувствах. Так, часто головные боли могут быть связаны с невыраженным недовольством, раздражением, гневом. Усталость и боли в спине могут свидетельствовать о непосильной ноше ответственности, взваленной человеком на свои плечи.

У меня в кабинете, на стуле напротив, сидит Лена (имя изменено), миловидная женщина 34 лет, немного робеющая, неуверенная в том, найдет ли она какую-то помощь. Толчком к обращению послужили появившиеся в последние три месяца боли в сердце. Ей посоветовал прийти врач, один из тех, кто был на моих семинарах и читал мои статьи: «на ЭКГ только функциональные изменения: если хотите поправить свое здоровье, Вам лучше всего обратиться к психологу, занимающемуся психосоматическими проблемами».

Лена рассказывает о своей жизни, о жизни тела и о своих отношениях с людьми. Я знаю, что большинство кардиалгий (сердечных болей) связано с ущемлением любви, с противоречивым отношением к близким, с подавлением чувств в близких («сердечных») отношениях (с любимыми, родителями, детьми). Но каждый раз говорю себе: «В любой теории могут быть исключения».

Я внимательно слушаю ее, и она рискует упомянуть о своей давней любовной связи, которая сейчас разрушается. Вскоре Лена убеждается в том, что я ее не осуждаю, а стараюсь понять, что в связи с этой ситуацией происходит с ней самой. В какой-то момент у меня возникает впечатление, что ее состояние сейчас изменилось. «Что-то произошло?» Молчит. «Как сердце? — Сейчас защемило. — Когда говорили о нем? — Да. — Можете ли Вы мне сказать, какие чувства Вы сейчас испытываете в его адрес? — (Пауза) Я его ненавижу.» И я замечаю по ее движениям, что сердце заболело сильнее. «И одновременно… — Да, и одновременно хочу быть с ним, да…» Она выглядит обессилевшей и грустной.

Что я могу в эту минуту? — Побыть рядом  с ней. Дать ей возможность выразить те чувства, которые она «успешно» постаралась забыть и которые поэтому перешли на уровень телесных процессов.

Каков мой прогноз для Лены? Понять и ощутить свои переживания — не означает принять определенное решение. Психолог на настаивает на решении: например, расстаться с ненавистью или перестать любить. Решение она примет сама. Я могу  лишь помочь ей окрепнуть для своего решения: понять себя, обрести свободу ясного понимания своей жизни. И тогда у организма не будет  нужды стучаться в сознание человека с помощью телесных симптомов. И тогда перестанет болеть сердце. Выдержит ли Лена? Я ведь не предлагаю «излечение за полчаса от всего».

Вспоминаю лица завершивших терапию клиентов, страдавших от астмы, мигрени, артериальной гипертензии, гастрита, нейродермита, бесплодия и невынашивания, сексуальных проблем, избыточного веса… Некоторые через 2 — 3 встречи «сходили с дистанции», исчезали. Многие с помощью психолога проделали трудный путь до  выздоровления и до радости от жизни. Что, впрочем, обычно сочетается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям